Игроки vs Букмекеры (Короли Келонга) часть 2.

TTR Blog продолжает публикацию воспоминаний гемблера Wilson Raj Perumal-а об азиатских игорных синдикатах, букмекерах и казино. С первой частью Вы можете ознакомиться здесь:

Игроки vs Букмекеры (Короли Келонга)

Сегодня вторая серия.

Мелкая рыбка среди акул

Ставки на футбол и прочие азартные игры был незаконными в Сингапуре в течение 80-х и 90-х годов, только TOTO и другая лотерея, известная как 4D были легальны. Singapore Pools, единственный легальный в стране государственный лотерейный оператор, начал предлагать коэффициенты на футбол только в 1999 году, чтобы привлечь внимание к местной футбольной лиге.

Тогда в Сингапуре не было никаких казино, нам приходилось ездить в Казино Highlands в г.Гентинг, Малайзия, в 400 км от Сингапура, чтобы испытать удачу за столом для блекджека.

Для тех из нас, кто делал ставки на футбол в те дни, главным событием был Кубок Малайзии: турнир между 14 штатами Малайзии, а так же двумя «гостевыми» командами из Сингапура и Брунея. И естественно, это был на 100% нелегальный гемблинг.

С 1921 по 1994 год Сингапур имел специальную сборную команду называвшуюся «Сингапурские Львы», для участия в Кубке Малайзии. Сингапур включал в нее своих лучших игроков + трех разрешенных иностранных легионеров.

Бруней был другим гостевым участником Кубка Малайзии, и ему так же разрешалась включать в свою команду трех иностранных игроков.

Это было не просто футбольное состязание. За ним стояли определенные исторические особенности взаимоотношений между нациями, поэтому Кубок Малайзии был в некотором смысле политическим событием. Это было огромное спортивное мероприятие, на каждый матч которого приходило в среднем 55,000 зрителей.

Когда я начал смотреть игры Кубка Малайзии, я стал еще большим фанатом азартных игр и мои ставки становилось все больше и больше.

К тому времени я уже был глубоко своим в дружном мире лудоманов, и китайские букмекеры, которых я встретил на стадионе Джалан Бесара, познакомили меня со своими более серьезными коллегами, у которых я мог делать по настоящему серьезные ставки. Это были букмекеры, которые принимали pro-ставки по настоящему и они были структурированы в жесткую иерархическую систему: я заключал сделку с одним агентом, этот агент заключал сделку с вышестоящим агентом и так далее. В те дни я не знал кто находится на самом верхнем эшелоне этой букмекерской пирамиды, я просто делал свою ставку.
——————————————————-
Примечание TTR Blog: здесь следует немного остановится, так как указанная схема не совсем привычна для русскоязычного читателя. То, что описывает автор – есть так называемая «агентская схема», широко распространенная в Азии. В этой схеме букмекерская контора (казино) не контактируют напрямую с игроком. Между ними стоит сеть из посредников – агентов. Каждый из агентов может иметь своих агентов (суб-агентов). По отношению к суб-агенту вышестоящий агент называется мастер-агент.

Агент чем то похож на аффилиата, которых, к слову то же изобрели в Азии. Но в отличии от аффилиата агент берет на себя не только обязанности по приводу игроков, но так же принимает от них депозиты для последующей передачи в игорное заведение, и он же принимает от заведения выигрыши и расплачивается с игроками.

Агент получает от заведения фиксированную комиссию % с оборота. Кроме этого, агент может поучаствовать в расходах букмекерской конторы (казино), инвестировав свои деньги. Т.е. получая % от проигрыша игрока, но оплачивая из своих выигрыш. Это называется «процент риска» и он обычно устанавливается на уровне 0%-40%.

Такая схема применяется в настоящий момент и в азиатском онлайне. Она с одной стороны избавляет букмекерскую контору (казино) от проблем с платежами. Это решает агент. Агент со своей стороны контролирует своих игроков, к которым казино не имеет доступа (игроки играют на аккаунтах, открытых агентом).

Вышеуказанное позволяет создать в Азии систему «распределенного бренда», когда некоего центрального казино (букмекерской конторы) просто нет. Десятки и сотни агентов работают под одним и тем же брендом, но у каждого своя бухгалтерия и база игроков. Такая система напоминает МакДональдс, множество заведений принадлежащих разным хозяевам, и работающих на основании франшизы.

Поскольку у каждого агента своя база игроков, в Азии существует возможность игры в онлайне в кредит. Супер-агенту верхнего уровня (т.е. казино или букмекерской конторе) без разницы чьи деньги агент внес в качестве депозита. Игрока, или игрок играет в долг, а агент внес свои.
————————————————————————————————————-

Все, что я хотел, это лудить и выигрывать. Мы не пользовались компьютерами тогда, ставки обычно делались по телефону.

Допустим Вы хотите сделать ставку на ближайшую игру в размере $5,000. Вы договариваетесь по телефону с букмекером о коэффициентах. Никаких наличных при этом не требовалось. Для ставки было достаточно Вашего слова.

$5,000 – нет проблем. Доверие – была единственной валютой, это способ на котором работает азиатский гемблинг. Если букмекер даем Вам $1,000 кредита, это означает, что он Вам открывает кредитный лимит на эту сумму. Если Ваш кредитный лимит $1,000 а ты хочешь поставить 50 тысяч долларов, тогда вам придется показать агенту наличные.

Обратное было верно и для платежей: выигрыши и проигрыши должны быть урегулированы на следующий день, любая задержка без правдоподобной причины подрывала доверие к Вам и Ваш кредитный лимит.

Договорные матчи были распространены на кубке Малайзии еще с тех пор, как я был молодым игроком. Я знал когда планируется договорной матч на основе слухов и уличных разговоров.

Но если Вы были обычным обывателем, смотрящим игру дома по ТВ, естественно Вы ничего такого знать не могли. Для этого надо было быть паталогическим гемблером, постоянно крутиться в кругу лудоманов, подпольных букмекеров и казино. И тогда у Вас вырабатывалось определенное 6-ое чувство, Вы начинали буквально чувствовать запах денег, когда вокруг какого-нибудь матча начиналась некая мутная суета, не видимая простому обывателю, но отлично чувствуемая Вами.

Так же был важен обширный круг игровых связей и знакомств. Иногда, из этой мутной воды, вдруг, появлялся некий добрый Самаритянин, который, мог дать Вам дельный совет.

Я помню финальный матч кубка ACEAN 1994 года, между сборными Китая и Узбекистана. Я позвонил своему агенту, чтобы сделать ставку. Фаворитом был Китай.

“Какие коэффициенты на этот матч?”, поинтересовался я.

“Китай, я дам Вам 0,5 мяча”, ответил букмекер.

«Я делаю ставку на Китай».

«Уилсон», сказал он, «пока не делайте ставку, подождите
немного моих инструкций. Если там есть что-то хорошее, я дам вам знать. Просто подождите моего звонка, я перезвоню Вам через час или около того».

«Ок, отлично». Я стал ждать.

Букмекер перезвонил мне через час.

«Не делайте ставку на Китай», тихо проговорил он, «мой совет это не делать ставку на Китай, но это ваши деньги и вы можете не слушать меня, если не хотите».

«Хорошо», я сказал: «Я буду делать, как Вы говорите. Я делаю ставку на Китай: $50,000″.

На следующее утро Я позвонил другому букмекеру, я хотел поставить еще деньги перед тем, как матч начнется.

«Каковы шансы?» спросил я.

«Узбекистан, даю Вам 1 мяч», сказал он.

Китай перестал быть фаворитом в течении ночи, коэффициенты развернулись в противоположном направлении, и это было явным признаком того, что готовится договорной матч.

«Я делаю ставку на Узбекистан», я потер свои руки, $30,000″.

Как и ожидалось, Узбекистан победил в финале со счетом 4-2.
——————————————————-
Примечание TTR Blog: ситуация когда агент букмекера принимает ставку на договорной матч, и еще дает об этом информацию игроку может показаться очень странной. Но это особенности азиатского гемблинга. Благодаря огромным оборотом, азиатские букмекеры являются лишь посредниками между игроками. По сути игроки играют друг против друга, уплачивая букмекеру лишь процент комиссии. Агент букмекера, так же получающий комиссию в виде % с оборота, заинтересован в том, чтобы его игрок выигрывал, и играл как можно дольше. Именно поэтому азиатские букмекеры принимают через своих агентов ставки даже на матчи, о договорном характере которых известно заранее.
——————————————————-

В те времена, я был все же еще очень маленькой рыбкой среди серьезных акул. Китайские букмекеры, Индонезийские и Сингапурские хайроллеры, Малазийские устроители договорных матчей. Был, например, Китайско-индонезийский босс по прозвищу “Uncle” (“Дядюшка”). “Uncle” контролировал всех местных игроков Сингапура, включая некоторых игроков национальной сборной. “Uncle” был человеком почтенного возраста, гемблером старой закалки. Я не знаю, жив ли он еще. У него на зарплате сидели действительно сильные игроки, и он имел большое влияние во всем регионе Юго-Восточной Азии.

“Uncle” навечно остался в памяти всех гемблеров и коррумпированных игроков тех времен.

Я так никогда и не узнал его настоящего имени, хотя слышал один раз, как его называли Френком. “Uncle” никогда не запугивал игроков. Он заботился о них, был очень щедрым и вежливым. Он лично встречался с игроками в вестибюлях отелей и передавал им увесистые пачки денег.

«Возьмите это пожалуйста себе на кофе», именно такой фразой и вежливой улыбкой “Uncle” сопровождал каждую взятку.

В те годы Сингапур был ужасен с точки зрения зарплат профессиональным спортсменами. «Большое Вам человеческое спасибо» и крепкое рукопожатие, вот что спортсмены получали по окончанию своей спортивной карьеры.

На этом фоне, методы “Uncle” были очень эффективны и популярны среди местных футболистов. Другие организаторы договорных матчей хватались за пистолеты, если что-то шло не так. Но “Uncle” никогда так не делал, ему это просто не было нужно.

Женщины были другим способом убедить спортсмена сдать игру. В 1995 году Катар принимал чемпионат ФИФА среди молодежных команд. Азиатский гемблинг синдикат дал взятку молодым игрокам в виде группы Тайских девушек, присоединившимся к молодым людям в бассейне отеля. Правда в тот раз операция сорвалась. Кто-то вызвал полицию, но Катар не стал раздувать скандал. Игроков и девушек просто депортировали из страны.

“Uncle” и другие крупные игроки полностью контролировали Кубок Малайзии. Я помню матч между Singapore Lions и Johor FC, над договорным результатом которого работал “Uncle”.

Гандикап был в 1 гол для Джохора, то есть Сингапур должен был или свести игру в ничью, или проиграть с разницей не более чем в 1 мяч, чтобы ставки “Uncle” выиграли. Во втором тайме Сингапур получил право на пенальти.

«Вы ребята не можете забить гол», передавал “Uncle” через своих людей инструкции еще до начала игры. «Максимум счет должен оставаться 0-0, иначе я не смогу заплатить Вам».

Проблема была в том, что пенальти должен был исполнять игрок, не связанный с “Uncle”. Но он этого сделать не успел. Когда он стал разбегаться, чтобы ударить по мячу, одновременно с ним побежал и игрок которого “Uncle” коррумпировал. Вряд ли в истории футбола часто случалось, что два игрока одной команды одновременно пытались ударить по одному мячу. Первым успел ударить подручный “Uncle”. Будучи на нервах, и для большей подстраховки, он ударил не то чтобы не по воротам, но скажем так сильно в сторону, отправив мяч далеко на трибуны. К счастью публика приняла весь этот цирк за некий тренерский этюд, красиво и хитро разыгранную, хотя и не удавшуюся комбинацию.

Вот мать-его-что-деньги-с-людьми-делают, думал я, наблюдая за всем этим. Отнять мяч у своего же коллеги по команде и пробить его чуть ли не в другую сторону от ворот противника. “Uncle”, конечно, шарит в своем деле, ничего не попишешь, размышлял я видя на табло изначальные 0-0.

Такие джентельмены как “Uncle”, были крупными игроками-мошенниками. То, что я стал делать значительно позже, они делали уже тогда. Несмотря на то, что я не знал их реальных имен, а они не особо обращали внимания на такую мелкую сошку как я, они были моими учителями. Величайшие люди в области организации договорных матчей, я учился у них, зная что в один прекрасный день смогу делать то же самое.

Однажды, китаец-букмекер на стадионе рассказал мне об еще одном очень крутом организаторе договорных матчей.

Это индийский парень из Сембаванга, если ты сможешь завязать с ним деловые контакты, ты станешь богатым человеком, сказал мне он.

Букмекер говорил о человеке по имени Пол.

Впервые я встретил Пола в 1993 году.

Он жил в Сембаванге, Сингапур, возле парка Ишунь и недалеко от Вудлендса, куда переехала моя семья после отъезда из Чуа Чу Канга. Пол и я впервые встретились благодаря игровому инциденту.

Друг взял меня на встречу в офис компании, занимавшейся якобы инвестициями в недвижимость. Там у него была встреча с человеком по имени Раджа.

За фасадом этой финансовой компании скрывались те, кого в англоязычном мире именуют Loan Shark, они же ростовщики.

Их было много в Сингапуре. Чтобы получить кредит, необходимо было всего лишь иметь удостоверение личности гражданина Сингапура, контактный номер телефона и поручителя, и Вы тут же могли получить кредит на $1,000. Причем из этой суммы наличными, на руки Вы получали только $800. $200 сразу считались как уплаченные Вами проценты. Оставшееся Вы должны были уплатить в течении 4 недель, посредством 4 платежей. Если Вы опаздывали с платежом на вторую неделю, то Ваш долг снова возвращался на уровень первой недели. Если Вы исправно платили в течении трех недель, но опаздывали с платежом на четвертой недели, Вы возвращались на уровень третьей недели. Если Вы испытывали проблемы с погашением долга, ростовщики разрисовывали Ваш дом из балончиков с красной или черной краской. Иногда ростовщики поджигали двери Ваших домов, или разрисовывали краской дома Ваших соседей, надеясь, что таким образом последние помогут Вам погасить задолженность.

Естественно, что мы пошли к ростовщику Радже не просто так. Как Вы уже поняли, мы пошли занимать деньги на лудку. Раджа сказал нам, что для получения займа нам нужен поручитель. Иными словами человек, на которого так же будут наезжать, если мы не погасим кредит вовремя. Мы с другом поручились друг за друга, то есть стали поручителями друг у друга. Узнав, что мы собираемся взять кредит на гемблинг, Раджа снова предложил нам свои услуги.

Если джентельмены хотят сделать ставки на матчи в Кубке Малайзии, Вы можете сделать это через меня, сообщил он нам.

Я тогда не знал, что Раджа делал ставки через Пола, причем от своего имени. Если бы знал, я бы не стал делать ставки через него. В итоге мы с другом сделали через ростовщика Раджу ставку в $45,000 (взятых у него же в кредит) на матч между футбольным клубом малазийской полиции и Сингапурскими львами, которые, с сезона 1991-1992 года играли в Малазийском дивизионе №2.

Когда профессиональный футбольный клуб находится в дивизионе где играют такие дегенеративные клубы, как клубы Вооруженных сил Малайзии, или клубы Малазийской полиции, и тому подобные футбольные идиоты, шансы обычно на стороне профессионалов. Но в этот раз естественно все пошло не так, и мы потеряли $45,000. И естественно у нас не было денег, чтобы оплатить этот гемблинг-кредит. Раджа же в свою очередь, так же сделал у Пола ставку в кредит.

Когда Пол явился в офис к Радже за деньгами, тот поведал о нашем неоплаченном долге.

Послушай, это не моя ставка, сказал он Полу. Эта ставка Вилсона Радж Перумала.

Пол послал своих костоломов пообщаться со мной. Меньше чем через неделю, возвращаясь с местного стадиона после очередного матча, я увидел трех парней, стоящих за машиной и наблюдающих за мной.

“Эй ты”, сказал один из них, ткнув в меня пальцем. «Нам надо пообщаться».

“О чём”, осведомился я?

“Ты и твой друг имеете неоплаченные долги” сказал парень.

“Я не делал ставку через тебя”, контраргументировал я. “Я делал ставку через другого человека”.

“Наш босс хочет пообщаться с тобой”, резко оборвал он меня.

Я никогда не был участником гангстерских банд. Я был миролюбивый парень, делавший ставки на футбольные матчи. Иногда развлекающийся с друзьями вечером, прежде чем пойти вечером домой. Вот и все.

“Ок”, сказал я. “Пошли”. Я сел в машину между ними, и мы поехали.

Их босс Пол ждал нас в парке Ишань.

Первое, что Пол сделал, – нанес удар мне в область живота.

“Какого хрена, ты отказываешься оплачивать свой проигрыш?”, – был его первый вопрос.

“Я не знал, что ставка будет делаться через тебя”, ответил я. “Если бы знал, не стал бы ставить”.

Пол был на шесть или семь лет старше меня, небольшого роста, носил усы и был паталогически агрессивным типом.

Если бы мы дрались один-на-один, у него бы не было шансов против меня. Имея хорошую спортивную подготовку, я бы легко расправился с ним. Но проблема заключалась в том, что Пол был букмекер и гангстер со связями. Я же был никто.

В его окружении было много серьезных людей, а его карманы были полны денег.

Он умел делать деньги, и все эти китайские парни вокруг смотрели на него снизу вверх.

«Хозяин, хозяин, хозяин».

Я не имел ни малейшего желания усугублять ситуацию. Поэтому я тщательно взвешивал каждое свое слово.

“Как мы разрешим эту ситуацию” – рычал Пол. “Как ты собираешься погасить свой долг”?

“Дай мне месяц” – попросил я. “Я погашу долг”.

Как я и обещал, я погасил долг перед другом Пола – Раджой, в течении одного месяца. Я был молодым, и не имел слишком больших амбиций. Пол же был известным букмекером и устроителем договорных матчей. Он был не тем парнем, с которым, хотелось бы конфликтовать.

Пол вышел из тюрьмы, где провел три года за участие в столкновении между двумя бандами в конце 1989 года.

Он принадлежал к банде Ang Soon Tong, одной из так называемых «Торговых групп» Сингапура, или говоря по другому триад.

В Сингапуре было много триад. Ang Soon Tong, Sio Yi Ho, Hai Lok San, Salakau, San Kongsi. Все они ассоциировались с китайскими преступными группами.

Но в условиях интернационального Сингапура в эти группировки помимо этнических китайцев стали принимать малайцев и индийцев.

Для того, чтобы быть принятым в эти группы, нужно доказать, насколько ты крутой. “Крутость” как правило выражается в драках с участниками других банд. Участники триад иногда проводят свои сходки, под видом культурно-массовых мероприятий. Например, Китайского фестиваля духов, где обращаются друг к другу используя слово «брат». Некоторые используют татуировки для самоидентификации. Например, тигр означает принадлежность к группировке Lok Huan. Каждая группировка имеет свой номер, позволяющий ей идентифицироваться среди других банд. Например, Lok Huan ассоциируется с числом «24», Salakau c “369”. Их так же называют как торговая группа «24», торговая группа «369» и так далее.

Сингапур был поделен триадами на сферы влияния по географическому принципу. Парк Ишань, рядом с которым жил Пол, был сферой влияния Ang Soon Tong. Hougang так же принадлежал Ang Soon Tong. Старая дорога в аэропорт, за районом Гейланг являлась сферой влияния организованной преступной группы Salakau. Гейланг – район красных фонарей, был поделен как сфера влияния между несколькими гангстерскими группами. Триады получали доход от проституции, торговли порнографическими DVD, наркотиков и уличного гемблинга. Если Вы хотели начать бизнес на территории одной из групп, Вы должны были для начала установить контакт с одним из ее лидеров.

Эти группировки не были такими бессмысленно жестокими, как в Мексике или Колумбии, но определенные правила нарушать было нельзя.

Гангстеров было трудно понять. Молодые члены банд часто просто слонялись по городу в поисках неприятностей. Если Вы случайно пересекались с ними взглядом, следовал вопрос “Чего смотришь”? Такое часто происходило, когда потенциальная жертва оказывалась в меньшинстве. Иногда все заканчивалась ножевыми ранениями.

Район где я жил был поделен между двумя группами триад, но я никогда не думал, чтобы присоединится к ним. Я терпеть не мог насилия, издевательств и не видел ничего крутого в том, чтобы в 10-ром избивать одного.

Однажды мы танцевали в ночном клубе, когда кто-то закричал “Po!”.

“Po!” это клич, идентифицирующий тебя как участника одной из групп триад. В то же время, если выкрикнуть его на территории, контролируемой другой триадой, местными это воспринимается как тяжелейшее оскорбление. Следом обязательно должна последовать драка. Часто одни гангстеры убивали других именно по этой идиотской причине.

Таким образом происходили частые драки в Джуронге, Западый Сингапур. Очень жестокие схватки с применением оружия и используемых в качестве оружия предметов.

Пол в свое врем был вовлечен в одну из таких драк, между “черными” и “красными” – двумя индийскими филиалами китайских триад.

Если в Сингапуре происходила драка между участниками гангстерских групп и Criminal Investigation Department (CID) – Управление по расследованию уголовных преступлений, не могло установить конкретных участников, они просто забирали лидеров преступных групп, замешанных в драке, и заключали их в специальный следственный изолятор, без всяких дальнейших разбирательств и какого-то либо судебного решения.

Такой порядок назывался “Cтатья 55” и применялся против лиц замешанных в организованной преступности и преступлениях связанных с незаконным оборотом наркотиков.

Согласно той же “Статье 55” любые лица, если в отношении них полиция приходила к выводу, что они состоят в организованных преступных группах, могли быть заключены в тюрьму без суда и следствия на срок от 5 до 7 лет. Данный закон существует и применяется и сегодня, что не мешает Сингапуру считать себя демократической страной.

Пол оказался удачливым поганцем. Ему повезло, и он отсидел только 3 года.

Пол был рожден гемблером. Когда он попал в тюрьму, гемблинг процветал за тюремными стенами, как один из способов убить время. И Пол принял в нем активнейшее участие.

Ставками в тюремном гемблинге обычно служили сигареты и наличные. Игорные долги в тюрьме погашались по интересной схеме. Если в результате игры образовывался долг, он оплачивался 1:1 если расчет происходил внутри тюрьмы. Но если кто-то погашал твой долг за пределами тюремных стен, ставка возрастала в три раза.

Заключенные из различных блоков создавали спортивные команды и соревновались друг с другом. На эти состязания естественно нелегально принимались ставки. Пол платил взятки заключенным играющим в баскетбол или sepak takraw, для того, чтобы его ставки выигрывали.

Sepak Takraw – командная игра из трех человек, очень популярная среди Малазийцев. Это своеобразный микс футбола и тенниса.

Футбол то же является популярным способом препровождения времени в тюрьмах Сингапура, что я хорошо понял, когда посадили уже меня самого.

Когда Пол освободился в 1989, он выиграл крупную сумму в лотерею 4D. В Сингапуре лотерея 4D невероятно популярна. Вы выбираете номера, и если они выпали – вы выигрываете.

Еженедельные розыгрыши 4D образовывали длинные очереди в лотерейные киоски Сингапура, принадлежащие государственному оператору Singapore Pools.

Но Singapore Pools не был единственным оператором, кто продавал билеты лотереи 4D.

Китайские букмекеры устроили жесткую конкуренцию государственным лотереям, выпуская свою нелегальную версию лотереи 4D.

Единственна разница между легальной и нелегальной лотереями заключалась в том, что китайские лотерейщики платили выигрыш в тот же день. В то же время государственные лотерейные компании выплачивали выигрыш только на следующий день, а суммы свыше $10,000 выдавали чеком.

Сразу после освобождения из тюрьмы Пол скупил сумасшедшее количество нелегальных лотерейных билетов 4D и выиграл миллионный джекпот.

Его карманы раздувались от наличности, и Пол решил инвестировать в то, в чем разбирался лучше всего. В организацию договорных матчей. Только на этот раз это были не матчи между тюремными командами. Это был футбольный Кубок Малайзии.

Малазийские футбольные команды некоторых штатов имеют множество индийских игроков в своих рядах. Пол нашел выходы на одного или двух индийских игроков, и с их помощью начал организовывать договорные матчи. С их помощью, медленно но верно, он создал сеть из коррумпированных индийских игроков по всей Малайзии.

Индийские игроки понемногу вербовали своих малайских и китайских товарищей по командам. Вскоре Пол управлял целой империей из продажных игроков, что позволило ему к 1992 году контролировать 10 из 14 Малазийских команд, играющих в Кубке Малайзии. Причем в некоторых из этих команд количество связанных с Полом игроков составляло 11 из 11.

Секрет успеха Пола заключался в больших суммах, которые, он платил своим игрокам. Это было беспрецедентным феноменом в Кубке Малайзии и вскоре Пол оставил позади всех конкурентов. Никто не мог перебить предлагаемые им суммы.

В те дни, Китайские организаторы договорных матчей делали ставки в среднем $200,000 — $300,000 на одну игру. Пол ставил на один матч от $1,000,000 до $1,500,000.

В то время как другие организаторы договорных матчей боялись рисковать, так как боялись потерять все, Пол не боялся. Он доверял своим игрокам, и помимо выплат больших сумм, дарил игрокам дорогие подарки. Вскоре он заполучил полный контроль над игроками, судьями и официальными лицами. Каждый из них кормился с его рук.

Его ставки были настолько большими, что могли двигать рынок коэффициентов. Если коэффициенты предполагали гандикап в 1 мяч, пол умудрялся своими ставками сдвигать этот коэффициент до 5, а потом возвращать обратно, создавая полный хаус.

В те годы мы никогда не делали наших ставок на соревнования в Китае, но все ставки всегда принимались китайскими агентами, все что было связанно с гемблингом ассоциировалось с китайцами. Малайзия была на расстоянии телефонного звонка, а в Сингапуре было множество китайских курьеров, надежных курьеров, способных собрать $3,000,000 в течении часа. Вам нужно было только позвонить им, и попросить сделать ставку за Вас.

Эти китайские курьеры имели имена Ah Blur, Ah Swuey, Ah Lim, Ah Thong, Ah Chai. В действительности их имена были: Blur, Swuey, Lim, Thong, Chai. Но сингапурские китайцы имеют привычку произносить словосочетание “Ah” перед своими именами или прозвищами. Эти китайские агенты имели свои места, где они обычно принимали ставки. Я не знаю, кто был на самом верху букмекерской пирамиды из агентов в Малайзии, Сингапуре, Индонезии, Тайланде и Вьетнаме.

Пол нанимал толпы китайских курьеров, около 10-20 человек работали непосредственно под ним, покупая и продавая его ставки. Он был первый индийский босс, который, имел китайцев в своем подчинении. Он был настолько силен и уверен в себе, что вскоре организовал то, что мы назвали “Игрой призраков”.

Selangor FC играет против Johor FC анонсировал он.

Азиатские букмекерские компании обычно имеют свои источники в местных футбольных федерациях, которые, сообщают им, когда и где пройдут очередные матчи.

Пол подкупил официальных лиц местной футбольной федерации и они предоставили букмекерским компаниями информацию, что помимо официального расписании Selangor FC и Johor FC сыграют отдельный матч в определенное время и в определенном месте.

После официального включения в расписание игр, выдумка Пола стала официальным матчем. Букмекерские компании начали прием ставок. Все, что оставалось Полу после этого, это найти игроков любителей, и заплатить им, чтобы они сыграли матч переодевшись в футболки Селангора и Джохора. Он повторил этот трюк несколько раз, пока букмекерские компании не заметили обман.

Несмотря на зарабатываемые миллионы, в повседневной жизни Пол оставался деревенщиной. Шлепанцы, это первое что Вы видели, когда Пол выходил из своего зеленого 320 Мерседеса, самого большого Мерседес-Бенца в Сингапуре в те времена. Изначально Пол был из Сембаванга, другой сельской местности Сингапура, такой же как Чуа Чу Канг, где я родился и вырос. Мы оба не были рождены богатыми, мы все родились бедными.

Пол на Тамильском языке означает “Молоко”. Когда Пол был подростком, он разъезжал на велосипеде по окрестностям, продавая соседям молоко, полученное от имевшихся у его родителей коров.

Вот почему мы никогда не жили роскошной жизнью на виллах с бассейнами и барными стойками. Мы были просто гемблеры.

Пол не имел образования, и я сомневаюсь, что он когда-либо посещал школу. Он говорил на ломанном английском, и был не тем парнем, который знал как себя прилично вести в обществе.

Он был заядлым курильщиком, постоянно курил Данхил и переспал со всеми женщинами, которые, работали на него.

Он мог прийти в Ваш дом, и попытаться соблазнить Вашу женщину у Вас перед носом, он был парнем такого типа.

Кто-то сказал мне, что сейчас он имеет титул Dato — один из аристократических титулов в Малайзии и Брунее, что-то вроде почетной докторской степени.

Др.Пол – ржал я, когда услышал эту новость. Поганец не мог произнести алфавит от A до Z, а теперь он почетный доктор.

Но Пол безусловно обладал докторской степенью по части улиц и гемблинга. Он знал как организовывать и привлекать людей, и когда было надо, становился очень вежливым и льстивым.

Когда мы встретились в первый раз, Пол знал, что я занимаюсь организацией договорных матчей, информация об этом, что называется была на рынке.

Помимо договорных игр, что время от времени я организовывал на стадионе Джалан Бесар, я организовывал договорные матчи типа матчей между персоналом отеля “Интерконтиненталь” и отеля “Хайят”, и тому подобные “важные” матчи.

Если я имел знакомых, участвовавших в матчах, я напрямую предлагал им деньги за проигрыш, и просил помочь убедить пойти на это других игроков. Это не был профессиональный футбол, поэтому я часто обращался с подобными предложениями напрямую к менеджерам команд, а так же договаривался о включении в состав команд моих друзей.

Однажды я жестко влетел. Я наблюдал, как во время любительского матча одна из команд проиграла с разгромным счетом 5-0. Я отправился к их менеджеру с “деловым” предложением. Почему бы Вам не взять в свой состав двух моих друзей, они хорошие футболисты, и смогут усилить Вашу команду.

Менеджер согласился. Таким образом я получил команду с двумя своими игроками, готовыми сдать матч.

Гандикап был 0.5, так что все, что нам было нужно – пропустить 1 гол. Но матч начался неудачно, и наша команда, несмотря на наличие двух готовых проиграть игроков, открыла счет. Теперь нам нужно было пропустить минимум два мяча, чтобы наши ставки сыграли. На 60 минуте счет сравняли 1:1. 30 минут спустя, несмотря на все усилия моих парней, счет оставался таким же.

“Дотроньтесь до чортова мяча руками, идиоты!” уже ничего не стесняясь кричал я им с кромки поля. Один из моих ребят все же попробовал устроить гандбол в своей штрафной площадке, рассчитывая заработать пенальти в ворота своей команды, но в последний момент мяч ускользнул от него.

Матч закончился со счетом 1:1 и мы потеряли кучу денег. Проблема была в том, что мы уговорили одного человека сделать ставку на эту игру, а за одно поставить и за нас, предоставив нам кредит на эту сумму. Вам нечего опасаться, уверяли мы его. Игра договорная, результат гарантирован на 100%.

“Идет” согласился он. Я ставлю $5,000 за себя, и $5,000 за Вас.

Таким образом, вместе мы влетели на $10,000.

После матча я сильно поссорился со своим другом, участвовавшим в игре. “Бессовестный поддонок!” орал я на него. “Ты знаешь, чего стоило мне устроить тебя в эту команду”? “Ты понимаешь, что все наши деньги инвестированы в автобусные билеты, чтобы доехать до этого стадиона, и больше у нас нет ни цента”! “Ты понимаешь, что я влетел на деньги”? “Кого хрена, тупорылый ты скот, ты не смог ничего сделать за 90 минут”! “Ты смерти моей хочешь, или как”?

Мой друг подавленно хранил молчание. Я не из тех людей, кто размахивают кулаками после драки и долго переживает поражение. Я предпочитаю быстрее забыть о провале, и сосредоточиться на новых делах. Я немедленно позвонил букмекеру, и сказал ему, что закрою свой долг завтра. Организация договорных матчей – это не прогулка в парке. И каждое поражение я воспринимал как урок.

Я так же пытался подкупить игроков, от которых в наибольшей степени мог зависеть исход матча. Одним из таких футболистов был Мишель из Чехии. 29 летний Мишель был действительно классным игроком. Он в одиночку мог обвести 6 или 7 наших местных игроков. В Европе он играл в Чехии за клуб Slavia Prague, потом перешел в Малазийский Sabah FC и наконец в Singapore Geylang International FC. Когда я первый раз увидел его в игре, забеспокоился. “Как чорт возьми этого парня занесло в Кубок Малайзии”?

Фанаты в те дни были не слишком в восторге от иностранных футболистов. Большинство из них не соответствовало даже минимальным стандартам, и они служили объектами для шуток.

“Что это? Вы купили одного белого парня, и получили еще одного белого бесплатно” – ржали болельщики на трибунах.

Но Мишель был не таким. Средних размеров, быстрый, он очень хорошо работал с мячом. Другой тип игрока. Он и я проводили время в одном ночном клубе Top 10, Orchard Towers в Сингапуре. Топ 10 был очень популярным ночным клубом в то время. Там был живой оркестр, который, играл R&B и большинство иностранных футболистов любили проводить там время, так как это был клуб №1 Сингапура. Футбольные игроки – натуры несложные. В большинстве своем они бабники, занятые своими подружками и тренировками. Вечеринки, ночные клубы, женщины, футбол – вот и все. На что-то большее скудного умишка обычно не хватало. И это были иностранные игроки, зарплаты которых были выше зарплат игроков местных. Они легко могли зарабатывать $10,000 — $15,000 в месяц. Однажды ночью я встретил Мишеля в Топ 10. После короткого обмена любезностями я спросил.

“Как Вы посмотрите на то, если я заплачу Вам за победу?” — спросил я.

Он казался удивленным. “Сколько мячей Вы хотите от нас, для победы?” спросил он.

Следующий матч Мишеля должен был быть матчем в четвертьфинале Президентского кубка, на стадионе Джалан Бесар, против команды полицейского управления. Я попытался объяснить Мишелю основы азиатских коэффициентов.

“Это игра будет выиграна при счете с разницей в три мяча. Думаете это возможно?” – спросил я.

“Я ничего не обещаю, но постараюсь сделать все возможное” – сказал он. “Какова моя доля”?

“Я заплачу Вам $5,000” – ответил я.

Продолжение следует…

Комментарии